27 июня 2019 г.

Конкурс Литературные страницы


Публикуем рассказ Николая Захаренкова "Исповедь аппаратчика".

Захаренков Николай Алексеевич, зам. руководителя группы НТТМ, инструктор отдела рабочей и сельской молодежи, секретарь комсомольской организации аппарата обкома ВЛКСМ  


Исповедь аппаратчика





Мы смотрим сегодня на ставший историей
комсомол не с вершин обретенной
социальной гармонии и повальной
нравственности, а скорее из выгребной ямы.

Ю. Поляков

Прелюдия
        Представляю данный опус, не претендуя на аналитику, слегка уклоняясь от принятой формы изложения или жанра, и совсем не имея графоманских амбиций.
        Приведенный эпиграф я взял неспроста, тому были две причины.
        Во-первых, эти строки я начал писать в декабре уходящего года, когда с остервенением разгорались дискуссии по поводу высказывания знаменитого реформатора и спасителя отечества А. Чубайса: «Общество глубоко инфантильно, оно за 25 лет не удосужилось даже сказать спасибо бизнесу за всё, что бизнес сделал стране». Того самого Чубайса, о способностях которого с учетом его прежних достижений по «прихватизации», по новым планам ГОЭЛРО, да и другим, не менее благоприносящим  российскому люду  и отечеству реформам при назначении главой госкорпорации «Роснано» сложили анекдот: «Ну теперь, ребята, держитесь – была формула воды Н2О, будет Н1О».
        Ну а вторая причина – это тот самый Ю. Поляков, который, с одной стороны, ожесточенно и убедительно опровергает чубайсовский дифирамб, доказывая, что настоящими эффективными предпринимателями как раз были и есть не чубайсовские бизнесмены, а деловые люди, выросшие из комсомольской активной, творческой среды, породившей научно-техническое творчество молодежи – НТТМ.
        А с другой стороны, именно Ю. Поляков в 80-е годы своей повестью «ЧП районного масштаба», да и рядом других произведений сыграл небезызвестную роль в формировании мифологии о комсомольском работнике аппаратов горкомов, райкомов как либо о бездушном карьеристе, либо упертом догматике, а в общем все-таки не очень симпатичном человеке.
        Должен при этом заметить, что в дальнейшем при избранной мной теме Ю.П. устраивает меня в большей степени как соавтор во всем правильном и положительном о комсомоле, нежели оппонент. Даже более того, он мне, как говорится, созвучен и постоянно будет далее направлять мои мысли и руководить моим писанием.
        Разумеется, нельзя отрицать, что описанных в «ЧП» категорий комсомольских работников не было. Как и в любой другой профессии, и тут имелись свои издержки и отклонения. А где их нет? Какой рядовой сантехник не мечтает вознестись до звания Главного Ассенизатора или слепо не верит, что спасает человечество от тотальной угрозы наплыва дерьма?
        Несмотря на то, что Ю. Поляков давно одумался и уже так не считает, и, как мы показали, даже доказывает обратное, попробую на примере личной жизни (а кто ее лучше меня знает?) описать один из довольно обычных путей возникновения аппаратчика и содержание его аппаратной деятельности.
        Кстати, (да пусть на меня не обидится кандидат филологических наук Поляков Ю.М.), слово аппаратчик я употребляю без кавычек, хотя, например, англичане вкладывают в него ироничный смысл при обозначении партийных работников.
Вхождение
        Несмотря на то, что путь моего вхождения в аппаратную комсомольскую работу я и назвал довольно  обычным, всё же забавные особенности, о коих умолчать не могу, были и до комсомола, и после.
        Обобщив, я назвал бы их принципом «не благодаря, а вопреки».
        Еще в школе, будучи упертым математиком, проводя значительную часть досуга за решением задач и постоянно участвуя в различного уровня физико-математических олимпиадах, причем весьма не безуспешно, я почему-то не очень хорошо относился к функциям нашего классного комсорга. Уж очень она постно, безвкусно и совсем неинтересно исполняла свою комсомольскую обязанность. А чего другого ждать – обязанность она и есть обязанность. И у меня сформировалось некое отрицательное отношение к комсомольской работе. Я еще не подозревал, что вышеозначенный принцип уже сделал первый шаг – не воспринял это, значит, этим и предстоит заняться в будущем.
        Точно также я не мог никак воспринимать бухгалтерскую работу своего отца (он почти всю жизнь проработал в различных бухгалтериях и, надо признать, был весьма матерым и искусным мастером своего дела). По моим наблюдениям, это была уж очень скучная и предельно зарегламентированная работа. Однако, кто бы мог подумать, впоследствии целых пару лет проработал главным бухгалтером Московского областного совета НТО.
        Правда, до этого я защитился, стал кандидатом экономических наук, но опять же вопреки, а не благодаря. Еще учась в МВТУ им. Баумана, я, как и многие мои сокурсники, упертые технари сильно недолюбливал предмет «Экономика промышленности» и не очень усердно его изучал. Как результат – еле избежал «неуда» на экзамене. Ну и кто бы мог подумать, что эта дисциплина в будущем на долгое время станет основой моих различных служб и должностей, как говорится, кормить будет.
        Тут же, в Бауманке мой принцип в какой-то мере сработал на последнем курсе.  Дело в том, что в противоположность школьному комсоргу в нашей группе была уж такая рьяно активная девица-секретарь, так донимала нас уймой всяких ненужных формальностей и необязательных собраний, что народ, особенно мужской ориентации, вконец измотанный решил ее  переизбрать. Поскольку в группе преобладала именно эта ориентация, меня как наиболее отвечающего этой части неактивных особей и избрали. Вот тут, пока еще робко и зыбко был сделан первый неуверенный младенческий шаг вхождения в комсомол.
        Затем работа в ЦКБ на Красногорском механическом заводе, где была сильная комсомольская организация. В скором времени меня избрали секретарем комсомольской организации лаборатории, а попутно – членом Совета молодых специалистов завода. Потом я попал в Дирекцию выставки НТТМ г. Москвы и Московской области. Как видите, шаги становились все шире и уверенней и, наконец, заключительный шаг – по окончании выставки в 1974 году получил приглашение на работу в отдел научной молодежи Московского обкома ВЛКСМ.
        Таким образом, имеем практически естественный, прямолинейный, без далеко идущих притязаний и карьерных устремлений путь вхождения в аппарат. Правда, если не учитывать маленькую особенность -  тот самый мистический принцип.
Становление
        Утверждаю, что нигде так молодой человек не может сформироваться в виде самостоятельной, самодостаточной и четко ограненной личности, как в комсомоле, а еще точнее - в аппарате комсомольского органа. Я вспоминаю себя молодым специалистом на заводе: робость, неуверенность, неспособность продвинуть вроде бы хорошие, эффективные идеи. И совсем другое дело обком комсомола.
        Во-первых, уже в самом начале работы тебе доверяют не просто быть исполнителем, а ты уже сам пишешь проект постановления, которое подлежит исполнению.
        Далее - ответственность. Это ни в коей мере не сравнимо с чувством ответственности, которое ты испытываешь, разработав совместно с коллективом сотрудников какую-то деталь или даже блок в составе большого технического устройства. В комсомоле идеи попадают в огромный коллектив, в нем должны реализоваться и к тому же они в какой степени влияют на судьбы живых людей.
        И, наконец, все это вместе взятое выводит тебя на совсем другой уровень интереса к делу, уровень качества и значимости сделанного.
        Конечно, при этом неизмеримо расширяется круг решаемых задач и  требуется неизмеримо больший уровень отдачи. Опять обращаюсь к соавтору. Вот как он описывает свою работу в одном из райкомов Москвы.
Я был инструктором райкома,
Райкома ВЛКСМ.
Я был в райкоме, словно дома,
Знал всех и был известен всем.
Снимая трубку телефона,
Я мог решить любой вопрос,
Достать молочные бидоны
И провести спортивный кросс.
О как я убеждал умело,
Старался заглянуть в нутро,
Когда не выгорало дело,
Грозился вызвать на бюро.
К полночи, доплетясь до дома,
Снопом валился на диван,
Как будто я построил домну
Или собрал подъемный кран…

        В этой связи, конечно же, следует упомянуть выставки НТТМ, организуемые совместно отделами научной молодежи Московского обкома комсомола и МГК ВЛКСМ. Вот где требовались недюжинные организаторские способности, исключительная трудоспособность и при этом достаточно широкий кругозор и высокая эрудиция: ведь приходилось отбирать для показа действительно лучшие образцы в самых различных сферах народного хозяйства области – от электроники до огурцов.
        Не менее интересная и разносторонняя деятельность ждала меня с переходом в отдел рабочей и сельской молодежи, где выпало отвечать за работу сектора рабочей молодежи предприятий тяжелой промышленности. Достаточно сказать, что в области работали такие флагманы советской промышленности, как Мытищинский машиностроительный завод, Электростальский завод тяжелого машиностроения, Красногорский механический завод и целый ряд других гигантов машиностроения.
        На этом направлении особенно интересным и масштабным событием было проведение конкурсов профессионального мастерства. Здесь тоже была нужна огромная организационная работа на подготовительной стадии и особенно жестко регламентированная, не терпящая ни малейшего сбоя – во время проведения конкурса. И неизмеримо бОльшая ответственность, так как все нити множества разнообразных оперативных действий практически были сосредоточены в одних руках.
Школа
        Выставки и конкурсы – это всего лишь два, пусть, безусловно, значимых и масштабных направления моей комсомольской работы.  А сколько было таких казалось бы ну совсем нерешаемых вопросов, задачек и проблем, когда приходилось предельно мобилизовать и собрать в кулак всю наличную волю и сообразительность!
        Так, отложились в памяти напряженные периоды проведения пленумов, отчетно-выборных конференций, других единовременных, но не менее значимых акций, организуемых обкомом комсомола.
        Особенно запомнились проблемы с подготовкой выступающих. Речь идет о том, чтобы помочь готовящемуся оратору из среды рабочей молодежи составить текст выступления. Как правило, на трибуну большой комсомольской аудитории приглашались яркие личности, которым было что рассказать о своих производственных достижениях, о том, как они пришли к успеху, как полученный личный опыт распространить в молодежной среде родного предприятия. Не секрет, что при этом отличные ребята, показавшие высоты профессионального мастерства на работе, не были асами в ораторском искусстве, а ведь выступление должно быть интересным, иначе терялась его привлекательность, а с ней и практический смысл. Характерный пример – Иван Рыбаков, рабочий НПО «Криогенмаш», уже в свои молодые годы ставший Героем социалистического труда, но сильно предпочитавщий дело слову.
        Очень запомнилась в этой связи одна областная акция, правда, названия ее не помню. Тогда мы все, и организаторы, и участники, проживали в гостинице «Золотой колос» на ВДНХ. И тогда в ночь перед открытием акции удалось так сконцентрироваться и вникнуть, влезть, что называется, в нутро выступающих, что получились целых три зажигательных выступления, причем таких разных – ученого, строителя и молодой работницы сельского хозяйства.
        И таких случаев было не счесть, были среди них и забавные. Например, однажды получаю задание срочно подготовить в ЦК ВЛКСМ информацию о количестве ударников труда среди молодежи Московской области. Что делать, обзвонить за оставшиеся часы рабочего дня более сорока горкомов и райкомов области - немыслимо. И вот представьте себе картинку: входит в наш кабинет секретарь обкома А. Мартынов, а я сижу с логарифмической линейкой (калькулятора у меня в то время не было) и преспокойно ею манипулирую. Немой вопрос, ведь я должен из кожи вон лезть и обжигаться о раскаленный телефон. Ну я честно признаюсь, что при таком дефиците времени  решил обзвонку заменить расчетами, используя прошлые проценты искомой категории молодежи по отношению к известному ее количеству в настоящем  времени. И ведь выкрутился, но надо отдать должное Анатолию Ивановичу – посмеялся, но понял, оценил и не привлек к ответу за циничное применение антистатистического метода.
        Кстати, почти такой же прием я использовал потом, будучи ученым секретарем Московского областного совета НТО, но не с логарифмической, а простой линейкой. Такое же недоумение я вызвал у одного председателя областного правления НТО (следует упомянуть, что председателями на общественных началах у нас были ученые и главные специалисты областного уровня; достаточно сказать, что председателем областного  совета был В.П. Беляков, член-корреспондент АН СССР, Генеральный директор НПО «Криогенмаш», Герой социалистического труда). Так вот, упомянутый председатель так же вошел в мой кабинет и увидел, что я сижу над газетой «Ленинское знамя» и с воодушевлением измеряю линейкой столбец в данном СМИ. Недоразумение его я развеял, объяснив свои манипуляции тем, что беру из газеты заинтересовавший меня кусок для доклада и, чтобы не вылезти за лимит времени, перевожу сантиметры в минуты. Он тоже сильно смеялся, но не знаю, оценил ли по достоинству.
        Хорошо помню, как в первый раз мне поручили написать проект постановления секретариата обкома. Я весь выложился, истощив все  переполнявшее меня красноречие, и понес свое детище Юре Воронцову – завотделом научной молодежи. Пока он читал проект, я внимательно изучал выражение его лица, пытаясь отыскать на нем следы немого восхищения. Ожидание меня не обмануло, закончив чтение, он сказал примерно следующее: «Да, смачный документ получился, но для пущей красоты слога и изящества изложения ты бы мог воспользоваться лексикой Григория Мелехова и включить в текст его любимые слова «кубыть» и «ишо». Это навсегда отучило меня витийствовать и помогло в дальнейшем правильно соблюдать, как сейчас говорят, нужный формат.
        А сколько приходилось решать проблем, не имея денежных ресурсов, лишь полагаясь на силу убеждения свою и мудрые советы товарищей, уже имеющих богатый опыт комсомольской работы на различных уровнях. Всё это – незаменимая школа жизни, сконцентрированная в аппарате и ставшая для множества ее прошедших настоящим фундаментом в будущей сложной и  многогранной деятельности. Лично я не мыслю себя без «аттестата» этой школы. Лишь благодаря ему я получил «диплом», работая потом много лет уже в других аппаратах – Московской областной Думы, Минтруда России, Администрации Президента Российской Федерации.
Неприятие
        И еще раз опровергая глупые мифы о комсомольских работниках, не могу удержаться и не отметить вопиющий контраст в сравнении двух времен – с бытием комсомола и времени настоящего, с его неуемной жаждой обогащения.   
        Хорошо известны подвиги комсомольцев Зои Космодемьянской, Александра Матросова, героев «Молодой гвардии» и множества других, не менее героических. Я имею в виду именно подвиги, без поправок вездесущих и дотошных «правдолюбов», расплодившихся в последнее время, пытающихся заработать дешевую, а лучше сказать подленькую известность на отыскании порочащих героев «исторически обоснованных обстоятельств» (см. историю с панфиловцами). В Великую отечественную советские солдаты и особенно коммунисты и комсомольцы, как известно, нередко поднимались в атаку с кличем: «В бой за Родину, в бой за Сталина!». Не знаю, как они относились ко второй части слогана, но что искренне к первой – уверен.
        Не фантастический, не придуманный, а настоящий героизм проявил комсомол и в послевоенное время – целина, БАМ, КамАЗ, множество комсомольских строек, студенческие строительные отряды и пр. и пр. Есть и в наше грабительское время достойные молодые люди, но посмотрите, в какой среде они варятся.
        Ну никак не могу себя заставить воспринимать всерьез совсем не подходящие достойным представителям этой среды - нашим современным нуворишам определения «олигарх» и «элита».
        Насколько известно, термин «олигархия» возник еще во времена Платона и Аристотеля, обозначал одну из форм структуры власти, осуществляемой небольшим количеством людей. Эти люди из поколения в поколение выделялись по уровню богатства (как правило, наследуемого), по семейным узам, образованию, религии или военному управлению. А теперь попробуйте наших прихватизаторов или бывших откровенных бандитов втиснуть в эти рамки. Добавьте к этому еще отрывок из доклада Совета по национальной стратегии по теме «В России готовится олигархический переворот» в мае 2003 года:
        «Олигархи задают образцы нигилистического отношения к государству, стимулируют противоправную активность в хозяйственной жизни. Они последовательно противостоят установлению равных для всех правил ведения бизнеса, широко используют свое влияние в государственных органах, открыто попирают легальные нормы, являются основными источниками коррупции».
        Посмотрим, что такое «элита». В обществе в отношении этого термина приняты две трактовки – политическая и ценностная или меритократическая.
        Первая оценивает принадлежность к элите по факту обладания реальной властью или влиянием на политические процессы, безотносительно оценок интеллектуальных и/или моральных качеств тех или иных индивидов. В эти рамки, думаю, наши олигархи втиснутся без особых усилий.
        Второй подход базируется на исходном смысле понятия «элита» (то есть «лучшее»); подразумевается, что входящие в элиту индивидуумы обладают более высоким интеллектом, талантом (не воровским), способностями (не к созданию «пирамид»), компетентностью по сравнению со средними показателями конкретного социума. Легче верблюда протащить сквозь игольное ушко, чем впихнуть в такой коллектив наших олигархов или других так называемых элитчиков.
        Надеюсь мне удалось сколько-нибудь убедительно показать природу моего неприятия.
Благодарность
        На фоне этого специально озвученного и выстраданного мною брюзжания наиболее выпукло отражаются несомненные заслуги комсомола в жизни моей страны тех лет. Очень кратко, опять-таки широко используя строки Ю.П., еще раз посмотрим, откуда на нынешних олигархов (исключаю воров, бандитов и удачливых апологетов дикого капитализма) свалилось богатство.
        Большинство нынешних крупных состояний возникло в коммерческих структурах, которые активно создавал комсомол во второй половине 80-х годов при поддержке социалистического государства.
        Значительная часть богатого населения – руководители, менеджеры, предприниматели опять же обязана комсомолу, так как именно он в то время был полуофициальной и единственной школой менеджмента. Ведь все эти молодежные жилищные комплексы, молодежную печать, молодежные театры, молодежный туризм, студенческие строительные отряды, молодежные кафе, молодежную эстраду организовывал комсомол, проявляя деловую хватку в своих рядах и воспитывая ее в среде последователей. Теперь они составляют основу пусть пока не очень многочисленного среднего класса и у них все в порядке.
        Можно много и долго перечислять заслуги комсомола, многие из них уже в прошлом. Но очень важно отметить, что комсомол оказал огромное влияние и на наше настоящее – ведь в течение десятилетий именно он был школой для золотого кадрового запаса государства, и в этом его роль безусловна. Есть мнение, что если бы Горбачев опирался на таких людей, все могло бы в нашей стране случиться по-другому…
        В общем, глобальном смысле большей части населения нашей страны роль комсомола очевидна. Кто-то, конечно, к ней равнодушен, какая=то часть ему благодарна. Я же благодарен комсомолу, как уже показал, не только в общем, но благодарность моя носит и конкретный адресный характер, поэтому, думаю, будет уместно ее здесь выразить.
        Первым, кто научил меня строго, ясно и лапидарно, не отклоняясь от регламентируемого стиля изложения, присущего именно определенному виду документа, что называется держать форму, был Юрий Воронцов.
        Николай Николаев показал, что каждый создаваемый нами документ имеет не только вес и значимость, но и убедительную жизненную силу. И при этом мы не пешки, а где-то даже творцы.
        Эрудированный и ироничный Володя Сорока, напротив, не давал преувеличить свою роль в развитии молодежи и человечества в целом и воспарить в облака.
        Когда я перешел в отдел рабочей и сельской молодежи, им в то время руководил М.И. Семенушкин, будущий первый секретарь обкома комсомола, говорить о его роли, думаю, даже и не приходится.
        Уроки терпимости к подчиненным преподал мне Саша Кременецкий. Я помню, мы как-то готовились к очередному пленуму областной организации комсомола и засиделись в обкоме до полуночи. Зациклились мы почему-то на подборе цитаты Л.И. Брежнева из речи на Пленуме ЦК КПСС. Я изнемог, не сдержался и возопил, что у нас уже десять хороших и идеально подходящих к случаю цитат, а мы тут сидим, при этом я – придурок поневоле, а он - по желанию. Саша лишь благодушно улыбнулся, сказав только, мол, бери шинель, пошли домой, и мы, мирно выпрыгнув в окно, поскольку вахтер где-то в это время уже спал, двинулись прочь.
        Саша Богданов еще более, на своем личном примере, утвердил во мне убеждение, что хорошее отношение к своим коллегам равносильно чувству дружбы.
        И уж, конечно, не могу не упомянуть ряда Секретарей обкома того времени (я здесь не ошибся, написав Секретарей с большой буквы): Виктора Петровича Лияскина, Анатолия Ивановича Мартынова и обаятельнейшей Татьяны Николаевны Дубиной (здесь намеренно приведена фамилия комсомольского периода).
Эпилог
        Не знаю, насколько убедительно на своем примере мне удалось отразить подлинную роль комсомола в нашей жизни и роль его рабочих лошадок – аппаратных работников. Истинных работяг, поскольку для них надобность в дешевом популизме полностью отсутствовала. Надеюсь все же, что хоть малую лепту я внес в правильное, непредвзятое к нему отношение у новых поколений молодежи. Сам же я убежден, что традиции комсомола не умерли, чему реальное подтверждение – многолетнее существование Благотворительного фонда «Фонд поддержки ветеранов комсомола Подмосковья» и проведение им ежегодных дружеских встреч комсомольского актива.
        Закончить свое краткое эссе я хочу мыслью полюбившегося мне соавтора:
        «Если бы нынешние олигархи и нувориши помельче не были такими жлобами, они бы сбросились и поставили памятник комсомолу где-нибудь в центре Москвы. Большой и красивый памятник с золотыми буквами на цоколе: «СПАСИБО ТЕБЕ, КОМСОМОЛ!».
        Да и вообще, критику советской эпохи надо осуществлять не огульно, а с умом и разборчиво. А что касается комсомола, может статься, вместо памятника комсомолу придется строить новый комсомол, просто с другим  именем, конечно.



Яндекс.Метрика